Товар добавлен в корзину!

Оформить заказ    Продолжить покупки

Возможно, Вас также заинтересует:

Mad Rock, Магнезия в порошке 260 гр
Mad Rock, Магнезия в порошке 260 гр
Цена 399 руб.
Купить

Возможно, Вас также заинтересует:

Mad Rock, Магнезия в порошке 260 гр
Mad Rock, Магнезия в порошке 260 гр
Цена 399 руб.
Купить
Бесплатная доставка почтой России в пределах РФ.
Действительна только для заказов по предоплате.
Каталог магазина
+7 (918) 587-14-81 9:00 - 18:00 (пн-сб)
Войти Регистрация
Ваш город — ?   Да   Выбрать другой город

Рассказ: Лифтер на войне


Рассказ: Лифтер на войне
ЛИФТЕР НА ВОЙНЕ

Автор: Голофаст Виктор Александрович, г. Екатеринбург


Прихожу в военкомат военный билет оформлять. Дошла моя очередь, становлюсь в позу подседа для становой тяги, как и все передо мной, ибо малюсенькое окошко находится на уровне живота. Засовываю туда голову и сообщаю сидящей там тете, что волею судьбы и решением призывной комиссии я признан ограниченно годным, ну и типа белый билет пора в руках держать. В числе прочего тетя спрашивает меня, какой у меня размер одежды, чтобы записать и потом мне форму во время войны выдать. И вот такой простой вопрос поставил меня в тупик. Ведь откуда я знаю, в какой период война начнется? Если у меня тогда межсезонье будет – это один размер, а если аккурат перед соревнованиями война будет (вот ведь гады тогда будут враги), то это уже совсем другой вес. И тут я подумал, что очень было бы мило со стороны противника, если бы о войне всегда предупреждали хотя бы месяца за три, чтобы можно было успеть подсушиться, а в упражнениях сделать упор на выносливость. Надо принять международную конвенцию на этот счет.

Вышел я из военкомата и пришли мне в голову следующие мысли.

Если война начнется, то, конечно, пойду родину защищать. Как человек серьезный, я понимаю, что не до тренировок будет. Что ж, в войну жертвы неизбежны, даже такие страшные, как снижение силовых показателей. Тем не менее у меня будет несколько требований:

- следует указать, что во время войны я не могу воевать два часа после еды.

- бои пускай будут только во второй половине дня (чтобы выспаться), и не чаще чем три боя в неделю (желательно понедельник – среда – пятница).

- соответственно в дни боев – больше углеводов, а если атака и куда-то там бежать надо – то обязательно энергетический напиток.

- кстати, Inzer или Ironman случаем автоматы не выпускают, а то я как-то привык к этим фирмам.

- конечно, форма там не очень, вот только солдатский ремень, одинаково широкий по всей длине, как лифтерский пояс, будет напоминать о любимом спорте.

- армейцам повезло, что я не требую жимовую майку и комбез камуфляжной расцветки, ибо я любитель безэкипировочного пауэрлифтинга.

- думаю, на стороне врагов, наверное, тоже лифтеры будут. Чего нам бегать, стрелять. Не наш это профиль, это для коленей вредно. Короче, вызываем полк противника на командные соревнования. У кого сумма в троеборье меньше – тот сдается.

- если предыдущий вариант не пройдет, надо договориться хотя бы о таком графике боев: первые две недели легкие перестрелки, мелкие вылазки, затем месяц боев средней тяжести (на четвертой неделе креатиновая загрузка), и затем уже две-три недели интенсивных атак с рукопашными схватками, при усиленном питании в сочетании с креатином и трибестаном. Потом неделя отдыха в тылу. Думаю всем должно понравиться, цикличность еще никому не повредила.

А если кто с мечом к нам придет… то возможно будет такое:

ПИСЬМО ЛИФТЕРА С ВОЙНЫ ТОВАРИЩАМ ПО ЗАЛУ.

Здравствуйте, уважаемые однозальцы! Пишет Вам ваш КМС в категории до 100 кг., чемпион области по жиму Иван Иванов. Знаю, что не писал, знаю, что переживаете за меня, и вот как выдалась свободная минута между боями, пишу вам, сидя в окопе. Служу в специальном взводе, состоящем из одних лифтеров.

Ну, что сказать, война – это очень плохо, потому что тренироваться совершенно негде. Нагрузки по большей части аэробные: много ходим пешком (это упражнение называется пеший марш) и бегаем в атаку. Из-за всего этого я уже довольно сильно просушился, скоро уже будут кубики на прессе (окоп мне все равно приходится рыть в два раза шире стандартного, иначе не вмещаюсь).

Что ж, нечто такое я и предполагал, не даром фармой запасся соответствующей. Однако в последнюю бомбежку весь ящик эфедрина и кофеина был уничтожен, за что я сильно теперь врагов ненавижу.

Вот ищу способ совершить подвиг, чтобы в отпуск домой отправили, и я смог запас фармы пополнить. Пока не удается, ибо как только мы с однополчанами-лифтерами бежим в атаку, враги пугаются и убегают. Так что схваток толком-то и не было. Тем не менее мы с пацанами на каждую атаку настраиваемся как на рекордный подход в тяге: орем и бьем друг друга по щекам, мажем автоматы магнезией… К сожалению, враги все это видя в бинокль фигеют и убегают еще до того, как мы вылезем из окопов. Таким образом, фактически только и занимаемся тем, что без боев продвигаемся в глубь позиций противника, все идем и идем, отчего, собственно, я так и похудел.

Что еще поначалу поразило меня в армии: на любой приказ командира солдаты говорят «Есть!». Да, с едой там действительно туговато. Отощав на армейских харчах, мы решились на дерзкую операцию. Ночью мы пробрались через линию фронта и залезли в продовольственный склад противника. Там мы с несколькими пацанами один раз нормально поужинали и тем самым лишили роту противника недельного запаса еды.

От командования мы получили благодарность. В ответ мы попросили нормально нас кормить. В свою очередь командование сказало, что такой талант надо использовать во имя победы и предложило хитрый план: надо чтобы наш взвод сдался в плен. Враги по Женевской конвенции будут обязаны нас кормить. Ну и мы с нашими способностями за месяц разорим всю их армию.

Приказ есть приказ. Пошли и сдались в плен к врагам. А эти уроды стали кормить нас также как сами питаются. Т.е. практически морили голодом (ну, что тут поделать, враги есть враги). Через два дня мы поняли, что о раздельном питании они даже понятия не имеют. Опять же животных жиров в пище много. Короче в плену нам не понравилось, и мы, выломав руками решетки в камерах, ушли из плена.

Возвращаемся на позиции. Командир как нас увидел, так даже заплакал. Видимо от радости. Надо сказать, что перед пленом мы с пацанами решили хотя бы хват потренировать. Самое то – висеть на широкой трубе. Ну, а где так-то возьмешь трубу, мы же ее с собой не носим. Но тут приехали танки в часть. Чувствую в них что-то знакомое. А-а-а… какая удобная пушка у танка. Повис я на ней, а на мне еще пара лифтеров из взвода… Ну, в общем, погнулась пушка… А сами виноваты, пишут же на штанге «больше 200 не нагружать», и на пушке надо писать сколько килограмм на ней могут висеть. А потом за пушку вычли у нашего командира из зарплаты (он же за нас отвечает). Ну, вот увидел нас командир и, плача, говорит: «Ну, вот видите какие солдаты, они даже противнику не нужны!»

А подлые противники задумали психологическую атаку. Однажды видим как к ним на передовую подъезжает машина. А из нее выгружают штанги, стойки, скамьи… и прямо на ровном открытом месте, прямо напротив нас устанавливают. Мы аж прямо обомлели, руки затряслись и как-то сами непроизвольно стали разминаться… Наши артиллеристы уже хотели было врагов из пушек накрыть, но мы не позволили, это же так можно штанги повредить. И тут враги нанесли самый подлый удар. Они выбрали из своих самых тощих и противных, и те начали штанги поднимать… и бегать между стойками… и перепрыгивать через штанги… Видя это безобразие мы заламывали руки и рыдали друг у друга на груди… но ничего сделать не могли – командование запретило поддаваться на провокацию. Но потом мы подумали «А почему это мы не можем? Лифтеры только одного не могут – мириться с таким издевательством! Лифтеры тоже люди, и заслуживают гуманного отношения! А то ишь, взяли привычку над лифтерами издеваться все кому не лень! Короче долой приказ, даешь штангу!»

В общем, выскочили мы из окопов, добежали до штанг, бросили автоматы, схватили грифы (привычнее как–то) и разогнали ими весь полк противника. Вася (полутяж с Ростова) так дубасил врагов, что гриф погнул. Рассердились мы на Васю, и заставили в наказание его этим грифом бицепс накачивать. Ну, и пока Вася пампингом занимался, мы наконец устроили себе тренировку.

А вот моя очередь подходить в жиме, так письмо пока заканчиваю, до свидания.

Р.S. Вообще лифтерам сложно адаптироваться в таком количестве званий. Понятно, что, как и спортивные разряды, они нужны, ибо выражают степень продвинутости. Так что для лифтеров – новичков в армии надо выпускать такую памятку.

Рядовой – 2-й юношеский.
Сержант – 1-й юношеский.

Прапорщик – 2-й взрослый.
Старший прапорщик – 1-й взрослый.

Лейтенант – младший КМС.
Старший лейтенант – КМС.
Капитан – старший КМС.

Майор – младший МС.
Подполковник – МС.
Полковник – старший МС.

Генерал-майор – младший МСМК.
Генерал-лейтенант – МСМК.
Генерал-полковник – старший МСМК.


11 Августа 2009 в 00:55 | Просмотров: 10098 | Комментариев: 2

Заполните форму, чтобы оставить свой комментарий.

уася
5 Июля 2014 в 13:42
А как же генералисимус? как его звать по лифтерски )))))))???

Кмс Рысак
27 Августа 2010 в 22:41
Черт, мне аж стало страшно в армию идти... Зачем же так бедных лифтеров пугать?. В общем спасибо за шутку юмора)

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы быть в курсе новинок! Подписаться Неверно введен e-mail
Спасибо за подписку!
Полная версия сайта